Каскад аммуниция для собак

Кажется, в наше время все можно купить. Но это только кажется. Месяц я не могла найти в Москве шлейку для собаки среднего размера. Были шлейки для больших собак, были для маленьких. Имелись тряпочные итальянские шлейки и немецкие с цветными стеклышками. Но все это мне не подходило. Хотелось классическую кожаную шлейку среднего размера, а она как назло отсутствовала. Когда надежда совсем иссякла, в зоомагазин на Кузнецком мосту неожиданно привезли нужную мне шлейку. К ней была прикреплена этикетка "Каскад".

"Это изделие изготовлено руками мастеров московской фирмы "Каскад". Мы делаем это с любовью к вам и вашим питомцам",- гласила надпись. Я пошла в фирму "Каскад", чтобы ознакомиться со шлейко-поводковым производством.


Студенты с машинками

Отцом-основателем фирмы оказался Александр Задорожный. Он родился в Москве в семье инженеров, в детстве разводил рыбок и о собаке не помышлял. После школы поступил в техникум текстильной промышленности, отслужил в армии, а после армии пошел учиться на инженера-технолога. В институте и застала Александра перестройка.

Задорожный и двое его друзей-сокурсников решили открыть какой-нибудь собственный бизнес, но не могли придумать, какой. Неожиданно одного из них пригласили работать в кооператив по пошиву ошейников и поводков. Какое-то время студент трудился на чужого дядю, а потом друзья решили открыть собственный "ошейный" кооператив. Назвали его "Каскад", нашли среди студентов энтузиастов со швейными машинками и принялись за работу.

Шел 1992 год. Бизнес-конкурентов в те времена было мало. Правда, подобного рода продукцию продолжало шить государство на своих заводах "Военохот", но государственные ошейники были слишком простые и не выдерживали конкуренции.

- Этих заводов был десяток по всей стране,- вспоминает Александр Задорожный.- Они шили ошейники, различающиеся только по размеру: номер такой-то, такой-то и такой-то. Никакого дизайна, поэтому наши изделия сразу стали раскупаться лучше. Частный бизнес очень быстро вытеснил государство, сейчас не осталось ни одного из тех заводов, которые производили ошейники и поводки.

Первые два года "Каскад" чувствовалсебя замечательно: их продукция моментально раскупалась, на нее были очень большие наценки и, соответственно, большая прибыль. Производство поначалу располагалось на квартирах владельцев фирмы и их друзей, где они на собственных швейных машинках строчили ошейники, поводки и шлейки. Из оборудования пришлось закупать только ручной пресс для приклепывания металлических деталей. Один студент за день мог сшить до полсотни ошейников. Кожу поставлял специально нанятый скорняк, который нарезал ее на полоски у себя вшкольной мастерской. Металлические части закупали у того же "Военохота". Он помог и с распространением: - Тогда все было очень просто, советская система не была еще разрушена. Достаточно было сдать свои ошейники на государственную базу, и они по отлаженным каналам легко и непринужденно распространялись по всей стране. Та же база "Военохота" проглатывала наши ошейники тысячами. Вторым центром торговли был Птичий рынок. Там стоял наш человек с товаром, к нему приезжали оптовики со всей России. Потом всю систему разрушили, базы позакрывались, пришлось самим договариваться с каждым конкретным магазином. Работать стало намного тяжелее, уйма времени уходила на заключение сотен новых договоров. На "Птичке" тоже все развалилось - сейчас там есть наш человек, но он торгует уже в розницу. Оптовые покупатели со всей России на "Птичку" больше не ездят.


Ошейная конкуренция

К 1995 году настали трудные времена не только в плане распространения: появилось очень много конкурирующих фирм, предприимчивые люди неожиданно поняли, что шить ошейники очень выгодно. В результате не только вся Москва наводнилась ошейниками и поводками, но и по всей России производители "собачьей" продукции начали расти как грибы.

Положение "Каскада" осложнялось еще и тем, что он располагался в столице, а все производители из других городов считали необходимым везти свою продукцию именно сюда. Вот и получилось - иногородние везли свои ошейники в Москву, а "Каскад" - из Москвы, потому что в Москве в 1995 году ошейники уже некуда было девать. Кооперативы плодились и множились, плюс к этому шитьем собачьей атрибутики занялись кустари. Это был новый бич, с которым организованный производитель не знал, как бороться. К этому времени исчезли все ГОСТы, "собачья" продукция окончательно отделилась от "Военохота" и была пущена на самотек. Теперь любой дворник мог начать шить такие поводки, какие хотел.

- Некоторые талантливые частники за эти годы научились делать действительно хорошие вещи,- вспоминает Александр.- Но большинство кустарей по сей день производят отвратительную продукцию. Кустарь наклепает этих ошейников сотню на коленке, в выходные продаст на рынке, а потом неделю пьет. Иногда кустарные ошейники бывают с виду привлекательными, но если приглядеться, то у них окажутся неровно обрезанные края, другие дефекты. Самое плохое для покупателя, что частники не думают о своей репутации и покупают самую дешевую кожу, например, кожу с брюха. Шить сапоги из нее можно, а ошейники - нельзя.

Для нашей продукции нужна самая толстая кожа, прочная на разрыв. Все металлические детали должны быть сварены, а не согнуты.

Кустарные ошейники рвутся, пряжки у них разгибаются. Собаки убегают, а пострадавшие покупатели не знают, кому предъявлять претензии. Тем не менее "Каскад" и другие производители качественной продукции вынуждены снижать свои цены до уровня цен кустарного производителя, чтобы выдерживать конкуренцию.

Самое большое падение цен произошло у "Каскада" в 1995 году. С тех пор производство ошейников и поводков стало малоприбыльным бизнесом и остается таковым до сих пор. Правда, бум ошейнико-пошивочных фирм уже прошел, но цены так и остались на прежнем уровне.

Ошейники спасла красота

Чтобы выжить, "Каскаду" все 12 лет своего существования приходилось постоянно придумывать что-то новенькое. В первые годы фирма производила только ошейники, поводки, намордники, шлейки, затем к ассортименту прибавилась одежда и обувь для собак. Но главная причина живучести "Каскада"- собственный стиль.

- Наша продукция не просто делается на станке. Мастера самостоятельно придумывают дизайн и изготавливают все вручную. Есть настоящие коллекции. Именно поэтому наши ошейники и поводки хорошо продаются в Европе: там подобные вещи стоят неимоверных денег, а наша продукция дешевле.

Фирменное отличие стиля "Каскада"- плетение. Сделать его не так просто.

Надо, чтобы колоски были ровными и не разбредались в разные стороны. Первые "каскадовские" ошейники с плетением жили мало, плетение не выдерживало и начинало расплетаться. За 13 лет выработался специальный метод. Теперь плетение живет столько же, сколько сам ошейник, а хороший ошейник не может жить меньше пяти лет.

Что касается идейной составляющей производства, то сейчас в производстве ошейников и поводков трудно придумать что-то новое. Но в начале 90-DEFISх годов "Каскад" внес в это производство свою лепту. Все ошейники и поводки тогда по старой советской традиции шились белыми нитками. В "Каскаде" придумали шить ошейники оранжевыми нитками. Эта идея так понравилась покупателям, что вскоре все кооперативы стали пользоваться нитками самых разных цветов.

Но не только красота продукции заботила владельцев "Каскада". К этому времени они сами уже обзавелись собственными собаками и думали о том, как сделать их жизнь безопасней. По словам Александра, именно его фирма первой в России стала прикреплять к ошейникам металлическую бляху, на которой хозяин может выбить имя и адрес собаки на случай, если она потеряется: - Мы эти бляхи заказали делать одному заводу. А через пару месяцев приходим, смотрим, а завод уже не только нам бляхи делает, а еще нескольким нашим конкурентам.

Другое нововведение "Каскада" - это синтепон, вернее, его отсутствие. Раньше большинство ошейников подбивали синтепоном, но со временем собаководы стали замечать, что синтепон вытирает собачью шерсть. Сейчас дорогие ошейники "Каскад" делает из трех слоев кожи, при этом какаялибо подкладка с внутренней стороны отсутствует. Дешевые модели изготавливаются из одного слоя кожи с подкладкой из специального материала.

- Мы могли бы их делать вообще без подкладки, потому что она не нужна,- рассказывает Александр.- Но у многих собаководов еще сильны стереотипы, что ошейник должен быть на синтепоне. Вот мы и пришиваем подкладку вместо синтепона.

Простой ошейник на подкладке стоит в розничной торговле всего 30 рублей. Дорогие ошейники для больших собак продаются по 400 рублей. На дешевую продукцию приходится более 80% продаж. С самого начала "Каскад" был ориентирован на массового потребителя.

По одежке встречают

В 1995 году фирма Задорожного решила снять себе помещение. Вначале это был подвал детского сада, но оттуда предпринимателей быстро выгнали: контрольные службы напомнили руководству дошкольного заведения, что сдавать подвал они по закону не имеют никакого права. Тогда "Каскад" снял помещение на Каширском проезде, где и обитает до сих пор.

Одновременно с расширением производственной площади пришла идея расширить ассортимент. Но как? Ведь ничего, кроме кожаных изделий, в "Каскаде" делать не умели.

- Мы знали, что делать металлические ошейники мы не можем, металл - это совершенно другое производство,- рассказал Александр Задорожный.- Какое-то время делали сбрую для лошадей, потом решили, что все-таки будем заниматься только собаками. Ездили на выставки, изучали рынок, и придумали начать шить одежду и обувь для собак.

Александр долго сомневался, стоит ли вообще начинать новое направление. Дело в том, что этот рынок забит еще больше, чем рынок по производству поводков и ошейников: - Для того чтобы шить ошейники, надо иметь специальное оборудование и определенные навыки. Если ты хорошо шьешь штаны, то это не значит, что у тебя получится сшить хороший ошейник. А шить одежду для собак может любая швея, которая в остальное время шьет одежду хоть для людей, хоть для жирафов.

Собачью легкую промышленность Александр Задорожный решил вывести на качественно новый уровень. Нашли женщину-модельера, которая согласилась поменять квалификацию. Она спроектировала множество комбинезонов, шубок и сапожек для собак.

Вся эта одежда вовсе не рассчитана на собачек знаменитостей, посещающих светские тусовки. У сапожек "Каскада" нет каблучков, шубки не шьются из натурального меха и не украшаются бриллиантами. Вся одежда и обувь служит практической цели спасения животного от российской непогоды и содержит необходимые для этого элементы.

Александр Задорожный показал мне коллекцию собачьей одежды и обуви. Она висит на стендах на складе, где фирма "Каскад'BB торгует оптом. Есть здесь, например, вязаные жилетки: - Жилетки вяжут надомники,- пояснил Александр.- Мы до сих пор еще не полностью отказались от их услуг. Да и зачем отказываться, если это выгодно? Все комбинезоны "Каскада" имеют фирменный стиль и снабжены полоской из светящегося материала, чтобы собаку было далеко видно даже в темное время суток. Многие комбинезоны армейского цвета, но это не дань моде, просто они меньше пачкаются.

На собачью одежду и обувь не существует размеров, поэтому производителям приходится изворачиваться, кто как может.

"Каскад" на каждой одежке пишет породу, которой такая одежка будет в самый раз. Но пород сотни, и многие хозяева не могут найти в списке комбинезонов названия своей породы. К тому же надо ли объяснять, что даже собаки одной породы могут быть разного размера, как бывают разными люди.

Вот и приходится хозяевам собак ходить в магазин с линейкой или с самой собакой.

Как тут не вспомнить о советских ГОСТах, когда на каждую собачью вещицу существовал свой номер и размер? "Чем дальше, тем страшнее"

Так как никаких научно-исследовательских институтов по исследованию спроса на поводки и ошейники нет, производителям "собачьей" продукции приходится опираться на народное мнение. Это мнение "Каскад" выслушивает на выставках, от розничных продавцов, от сотрудников собачьих питомников. Больше всего покупателю обычно не нравится толщина ошейника и поводка. Ему кажется, что его собака настолько сильна, что порвет поводок и ошейник и вырвется на волю. Здесь перед производителем открываются два пути: либо пришивать на продукцию лишние слои кожи, а это не нужно собаке и сделает продукцию дороже, либо просто не обращать внимания и ждать, пока покупатель уйдет к твоим конкурентам, догадавшимся сделать поводок толщиной с кулак.

- Плохо, что не существует никаких специальных тестов на разрыв. Приходится на пальцах доказывать покупателям, что даже тонкий ошейник или поводок не порвутся,- рассказал Александр.

Сейчас "Каскад" стал достаточно известной фирмой: единственный из российских производителей выставляет свою продукцию на главной европейской выставке зоотоваров, проходящей каждый год в Нюрнберге.

Несколько лет назад питомник по обучению собак для слепых заказал "Каскаду" шить специальные шлейки для собак-поводырей. До этого такие шлейки в России никто не шил, приходилось закупать их за границей за огромные деньги.

Потом поступил спецзаказ на поводки и ошейники для собак, вынюхивающих в аэропортах наркотики.

- Им нужны необычные поводки,- сообщил Александр.- Дело в том, что для такой собаки необходим поводок определенной длины со специальной петлей.

Российская команда ездовых лаек выступает на международных соревнованиях в "каскадовских" шлейках. Казалось бы, все замечательно. Но Александр Задорожный так не считает: - У нас в России всегда трудные времена, и чем дальше, тем страшнее. Казалось бы, где-то что-то упрощается, связи налаживаются, но все время возникают новые проблемы. Сейчас главная проблема - супермаркеты. Они не берут нашу продукцию. Им надо, чтобы продукция была в красивой упаковке, со штрихкодом. Штрихкоды мы уже начали ставить на бирочке, а производить ошейники в упаковке- это не российская традиция. К тому же я не верю, что упаковка нас спасет: супермаркеты ориентированы на импортную продукцию, и сейчас их становится все больше. Но есть в собачьем бизнесе и положительные моменты: - Когда я иду с работы, то вижу, что половина собак гуляет в наших ошейниках.

И мне это приятно,- сказал Александр.